Благотворительная Ассоциация Защиты Животных

бесплатная консультация ветеринара 89052641631

   Апр 22

Записки не очень старого джентльмена или маленький отрезок жизни бульдога


Позвольте представиться — потомок знатнейшего семейства Великобритании, наследный принц нескольких королевских семейств, лорд графств Йоркшир, Бэкингэм и Сэнт-Луис, обладатель огромного количества титулов, но из врождённой аристократической скромности об этом не стану упоминать, кавалер орденов «Самая лучшая порода», «Наивеликолепнейшая собака», «Грация и изящество во плоти», а также «Невозмутимое спокойствие и непоколебимая самоуверенность» Абрахам-Генри-Стюарт-Уильям Бельведерский из династии Тюдоров. Не смотря на то, что 13 поколений моих предков всегда поддерживали вигов, но были благосклонны к тори, судьба забросила меня в очень странно скромную страну Белоруссия, где колхозники совершенно непочтительно отнеслись к моим званиям, регалиям, даже татуировке и просто выдали паспорт (совершенно забыв вписать туда хотя бы часть от моего родословного генеалогического древа) с нелепым именем Богу. Хотя, наверное, доля здравого смысла у этих приземлённых людей была — проведя маленький анализ моего не слишком длинного имени (мои родители были сама скромность и не стали вписывать все мои имена, положенные мне по праву рождения), провели незримую линию отношения к величайшему творцу. Хотя мой нелепый хозяин меня так и называл, но настоящего почитания в его голосе так я и не слышал, ладно хоть обращался со мной почти как с богом на первых порах. Потом всё-таки несколько лет особо не обращал на меня внимания, только на свою странную женщину, но меня это устраивало хотя бы только потому, что он мне не навязывал свои глупые вечеринки с пьяной компанией и я мог философствовать спокойно и без свидетелей в своей комнате. Правда, иногда он вообще забывал меня выгуливать и мне приходилось справлять свои нужды — и большую, и маленькую — прямо на пол. Хотя это уже никак не могло испортить пол, но мне это было чрезвычайно непросто, некрасиво и очень противно делать, но такова жизнь.

Потом случилось предсказуемое несчастье — хозяина разбил инсульт. Более полутора месяцев за мной иногда присматривали соседи — прогулки на 2 минуты, еле-еле успевал сходить в туалет, приходилось есть всяческую гадость, которую не только едой, а даже кормом нельзя было назвать. А я ведь тоже живой человек, мне нужны были уход, забота, ласка, наконец, я тоже очень переживал и не только за себя. Вот так от нервов, от невозможности прогулок я стал грустным и дряхлым, а мне ведь 7 лет исполнится только в августе. Кстати, самый отличный возраст для таких мужчин как я, а мне стало почему-то тяжело ходить, дыхание даже ни к чёрту. Но случилось чудо — мой хозяин, оказывается, действительно безумно и любил меня, и почитал, как бога, просто почему-то этого не показывал мне, -.он где-то нашёл шикарную даму, которую пригласил к себе для того, чтобы передать меня в надёжные и заботливые руки. Вот это я понимаю — не смотря на убожество и грязь квартиры, мою неухоженность, она сразу же разглядела моё королевское высочество и решила, что просто ни на минуту меня нельзя оставлять в этом хлеву, что мне просто необходимы царские хоромы и почести. При одном только взгляде на меня, не зная всех моих имён (никто же её не умудрился поставить в известность), она назвала меня Барин. И, вы знаете, мне это очень понравилось, я это сразу оценил. Но не успев меня довезти до своего дома в своей прекрасной машине, она сказала, что я отныне буду зваться Бари. А что, — красиво, солидно, чётко, а главное, напоминает мне моё английское подданство. Надо отдать должное своей новой хозяйке, она очень стойко перенесла это долгую дорогу из ужасной квартиры к ней домой, поскольку, как это ни прискорбно признаться, но от меня несло ещё той помойкой. А что вы хотите? Грязь, разруха, фикалии под лапами, спёртый воздух в комнате, отсутствие элементарной гигиены. Но всё же мне жалко было с ним расставаться, всё-таки столько времени вместе, а потом, зная о его безалаберности и неразборчивости, я сразу не мог поверить, что его выбор окажется верным, что я попаду в настоящие заботливые руки. Вы знаете, а ему тоже было очень грустно и трудно со мной расставаться. Я долго стоял на пороге квартиры, заглядывал ему в глаза, пытаясь рассмотреть в них всё — правду, неправду, жалость, необходимость, участие, даже лукавство, злобу или другие пороки. Но когда он вышел при помощи костылей на своих негнущихся ногах проводить меня до машины, я смирился с тем, что он отдаёт меня в лучшую жизнь. По дороге я молча смотрел в окно машины, размышляя над смыслом жизни. Тут мне передали, что хозяйка говорила, что в дороге я хрюкал. Вовсе нет! Это были мои не просто бормотания, а так сказать, мысли вслух. Просто она не привыкла, что есть на свете думающие и размышляющие собаки. И вот наконец дорога подошла к концу и она меня стала вводить в своё прекрасное жилище.

Не смотря на то, что я был не в лучшем виде. самому было не по себе от грязи и запаха своего тела, я очень достойно, не спеша и величаво прошествовал в её квартиру. Пожилая дама, видимо, мама хозяйки сразу поняла, что за джентльмен осчастливил квартиру своим присутствием, была даже практически на грани обморока от счастья. Дети обрадовались до неприличия, но я сразу посмотрел на них ленивым взглядом. давая понять, что я вам не какая-то болонка, которую можно тискать и не глупый йорик. которого можно таскать, куда и как заблагорассудится. Не сразу они поняли, с кем имеют дело, вернее, мысли-то у них были правильными по отношению ко мне, что для меня надо было сделать, но вот они сразу не сообразили, что так беспардонно обращаться с моей светлостью, в принципе, ни в коем случае нельзя, не по рангу как-то. Они нагло, не обращая внимания на моё сопротивление, затолкали меня в ванну и ещё обозвали тушкой! Но я был доволен — от меня стало приятно пахнуть, мой маленький и очаровательный хвостик был наконец-то отделен от тела и там сразу перестало саднить, мои любимые кокошки были нежно намылены, отмыты и насухо вытерты и опять стали предметом моей гордости, даже уши почистили и я стал лучше их слышать. После мытья и сушки, как и подобает его королевскому величеству, меня обработали великолепнейшими заграничными бальзамом и благовониями — хлоргексидином, так что я почувствовал себя настоящим человеком. Правда, я совершенно не понял, зачем они пугали меня жутким инструментом и пытались оторвать мои любимые когти. Раз десять мне удавалось удирать от этой жуткой процедуры, я даже ругался на них, огрызался, всерьёз собираясь укусить, хотя это почему-то не сбило их с цели. но всё же силы мои иссякли, пришлось сдаться, так сказать, на милость победителя. Ну, знаете, собственно, даже очень миленько получилось. Единственно, что я никак не мог понять, почему они, зная, кто я и что мне пришлось пережить, оставляя ведь еду на столе для меня, потом были жутко не довольны, что я её поел. Где логика? И ещё после этого удивлялись, что я после слов (очень жуткого рычания) переходил к делу (кусал их). Кричали, делали огромные глаза, а вот чётко объяснить для чего оставлена еда и почему мне её нельзя съесть, если я уже по жизни голодный, не могли.  Кстати, до покусов они же меня и довели. Сначала, когда они не понимали моих слов, я просто писал им посередине кухни. По-моему очень даже логично и понятно, что я этим хотел сказать. Не знаю, почему они не могли это понять. Ну, простые люди, что с них взять. Вот, например, я чистый, ухоженный и сытый размышлял, чем бы мне заняться, когда дети играют в свои игры, мне не интересные, а хозяйка занята на кухне приготовлением обеда для своих домочадцев, я стал бродить по своей квартире. Представляете, захожу в комнату и вижу прямо-таки царскую кровать со всем подобающим убранством. Что я придумать? Правильно, естественно, я забрался на кровать не просто как какой-нибудь спаниель, свернувшись калачиком, а нормально пожелал возлежать своей драгоценной головушкой на мягких подушках, повернув свои очаровательные лапы вверх, чтобы впитывать себя положительную энергию спокойствия. А хозяйка войдя в комнату, сбив практически мой великолепный психоаутотреннинг, глупо заявляет: «А кто это на кровати?!» Кто, кто, да никто! Пришлось слезть от её негодующего крика. Вроде со зрением у неё нет напряжёнки, тогда откуда такие мысли? Не сразу, но всё же они стали окружать меня должным вниманием. Вывели в свет и представили местному обществу – бордосскому догу и мопсихе, но похоже, законодатель того дворянского собрания старый сфинкс, всё-таки это животное ближе к нам, собакам, нежели к кошкам. Боюсь только тамошняя хозяйка объяснила моей, как не поддаваться на мои хитрости, не давать мне добавочки со стола и как донести до меня, что жить надо по её правилам. Да и ладно, это же просто на первых порах я их проверял, понимают ли с кем имеют дело. Мне, честно сказать, сейчас очень хорошо. Потом мы даже ходили на двухчасовую прогулку с мопсом и бордосом – они мне показали окрестности, рассказали о местных нравах, очень миленькое и поучительное получилось общение, к тому же со спортивной нагрузкой. Кстати, я сбросил 3 кг, стал ещё более бесподобным, пропала одышка и на меня стали обращать внимание не только окрестные дамы, но и совсем молоденькие барышни. Одна чи-хуа-хуа, живущая по соседству меня просто чертовски привлекает.

Так что, друзья-товарищи, мало быть просто породистым псом, люди не всегда это могут оценить должным образом, но надо и вести себя подобающе. Только тогда люди поймут, что надо всегда относится к нам с должными почтением, заботой и вниманием, раз мы у них живём, а не бродим по улице, как какие-то бесхребетные существа. После этого рассказа всерьёз подумываю написать нет, не мемуары, а руководство по воспитанию людей, которые хотят быть осчастливлены нашим присутствием.

 

так же вы можете почитать:


You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.

One Comment

  1. Татьяна:

    как всегда интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *